ЗНАКИ ПРЕПИНАНИЯ

    ЗНАКИ ПРЕПИНАНИЯ, в древности у греческих и римских грамматиков, ограничивались одною точкой, которая отделяла одно предложение от другого и имела назначение декламационное. Но и в современной письменности, где они связаны с грамматическим строем языка, знаки препинания сохраняют свой ритмически-интонационный характер. Их десять: точка, многоточие, двоеточие, запятая, точка с запятой, вопросительный знак, восклицательный знак, тире, скобки, кавычки. Из них почти все сопровождаются паузою, и каждому присуща особая интонация. Этим облегчается воспроизведение письменной речи, что, косвенно, способствует лучшему восприятию художественного произведения.
    Но знаки препинанья имеют и непосредственную художественную ценность, могут быть использованы, как прием. Подобно тому, как в синтактическом строе речи, подчиненном своим законам, может проявляться и проявляется творческое намеренье автора, так и в области пунктуации авторская изобретательность может проявлять себя в пределах возможностей, не предусмотренных существующими грамматическими правилами, может, иногда, и нарушать эти правила.
    Первое проявленье мы находим у всякого автора, сколько-нибудь внимательного к изданию своей книги (здесь, впрочем, авторская пунктуация часто стирается волей наборщика).
    Второе, как осознанный прием, встречается в новой русской литературе. Декларация конструктивистов в № 1 журнала «Вещь» (Берлин 1922), написанная в стиле плаката, газетной рекламы, — подчеркивает этот стиль отсутствием, в некоторых местах, обычных знаков препинания, — как это принято в нынешние времена для реклам, плакатов, книжных обложек, где отчетливость достигается комбинацией шрифтов и умелым расположением текста.
    Но не один только внешний стиль, — ритм, внутреннее течение эмоций и пр. — передаются путем нарушенья обычной пунктуации. Это нарушение — или в упразднении знаков препинания, требуемых правилами грамматики, или во введении новых — там, где это, по обычной традиции, не требуется.Пример первого — проза Хлебникова, где несвязность в переходах мысли от одного предмета к другому подчеркнута отсутствием знаков препинанья, лишающим речь — не только внутренней, но и внешней, начертательной отчетливости: «Поля. Как хорошо, что мы уехали до чего дожили в своем дому пришлось прятаться послушай ты не красишь своих волос?» («Мир-сконца»).
    Обратное — встречаем у Андрея Белого, в его прозе: на обычную сеть общеобязательных знаков накладываются те, которые призваны играть роль художественного приема. Излюбленные им в этой области знаки — тире, скобки, двоеточие. Они служат, прежде всего, ритмическим целям, но, вместе с тем, и придают особую окраску слову или фразе. Тире, двоеточие, поставленные на место другого знака или там, где не требуется никакой, — придают сугубую значительность последующим словам, — «Не изменилось: — ничто»; «Я, измученный жизнью, которой учили меня, прозревал: в пустоте» (из «Возвращения на родину», Берлин 1922).
    Точно также и Андрей Белый, и А. Блок любят заключать в скобки значительные почему-либо для них во внутреннем смысле своем слова, — делая их, благодаря этому приему, особенно вескими, подобно репликам актеров à part. Этим достигается большая эмоциональная выразительность для слов, мало значительных по грамматическому строению фразы. У Блока читаем:
    В желтом, зимнем, огромном закате
    Утонула (так пышно!) кровать.
    Здесь, благодаря скобкам, вся фраза сохраняет свой повествовательный смысл, — восклицательный же смысл сконцентрирован лишь на словах, заключенных в скобки.
    А. Белый заключением в скобки придает некоторым фразам своим особо-интимный тон, создавая иллюзию, что он перебивает самого себя и обращается непосредственно к читателю.
    Вообще, пунктуация А. Белого совершенно своеобразна: она служит одним из наиболее отчетливых признаков, позволяющих отличить его стиль от стиля других художников слова.
    Но знаки препинанья обладают выразительностью не только в сочетаньи со словом, — некоторым из них выразительность присуща непосредственно: это наиболее окрашенные эмоционально знаки — вопросительный знак, восклицательный знак, многоточие.
    Многоточие издавна употребляется в литературе, заменяя то, чего автор не может или не хочет сказать, но что предоставляет угадыванью.
    Вопросительный и восклицательный знаки применяются в рекламе, часто безо всякого текста. Их цель — заинтриговать публику.
    В художественной литературе они тоже употребляются иногда обособленно. Так, у А. Белого на вопросительном знаке построен в «Котике Летаеве» целый диалог:
    — «Уверяю вас: этот сон видел я».
    — «В том-то и дело, что сна вы не видели»...
    — «?»
    — «Просто видели вы сан-бер-нара»...
    — «Льва»...
    — «Ну-да: «Льва»...
    — «?» и т. д.
    В научной поэтике вопрос о знаках препинанья не обследован вовсе.
    В. Дынник.


Словарь литературных терминов 

ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЕ ЧАСТИ РЕЧИ →← ЗЕВГМА

T: 0.134909923 M: 3 D: 3